бессмертная скотина
Мой самый-самый первый фанфик, которому требуется опытный редактор:DДаже вспоминать смешно...


...Рихард стоял на балконе и задумчиво курил. В голове тихо копошились мысли.
"а ведь мы с ребятами столько всего пережили вместе", - подумал он. И сердце прожженного Рамма вдруг пронзила нежность.
Докурив, он пошел в комнату и сел за компьютер - вспомнить все, что было. Он ведь любит прошлое. Каждую частичку.
Внезапно воспоминания ударили в голову. Ему вспомнилось, как однажды, психанув на концерте, он разбил гитару.
Сладкие воспоминания детства. Свадьба. Открыв фото с дочерью, Рихард прослезился. "Подумать только... она была такая маленькая..."
Вспомнилось, как он решил отдалиться от друзей, из за чего появилась группа Emigrate.
Зашедший в комнату Тилль сначала испугался, но быстро взял себя в руки.
- Эй, Рих, ты чего? Что случилось?
- Ничего, - стараясь придать голосу твердость, ответил Риха. - Я просто думаю... Тилль, вспомни, сколько всего мы пережили вместе. Шестером.
У Тилля тоже было, что вспомнить. Рождение дочери. Загулы неделями по молодости. Но совместные воспоминания были лучше.
Обозлившись на себя за внезапную сентиментальность, Тилль пробурчал:
- Так, давай, собирайся, скоро концерт, а мы еще не готовы!
Рихард выключил компьютер и пошел в гардеробную. Но мысли не оставляли его.
...Начался концерт. Но его сегодня по пятам преследовала неудача. На второй песне Du Hast Рихард слишком сильно дернулся к микрофону и, не выпуская гитары, упал вниз.
Падение не прошло незамеченным. Тилль и Пауль, тут же прекратив петь и играть, кинулись к нему. Шнайдер, бросив палочки, тоже устремился вниз.
"Скорую, быстро!" - кричал Тилль. Не прошло и пяти минут, как на сцену ворвался почти весь обслуживающий персонал и четыре врача.
- Что с ним?! - кинулся к медикам Пауль.
- Не берусь утверждать, но на первый взгляд - обморок и пара сломанных костей.
- Обморок? Значит, он будет жить?
- Уважаемый...
- Пауль Ландерс.
- Так вот, уважаемый Пауль, я не врач, а эксперт. Ваши друзья вызвали для него все службы. Хорошо хоть пожарным не позвонили.
... Через несколько часов Тилль и Пауль сидели в креслах и напряженно ждали. Чего - не знал никто из них.
- Тилль...
- Да.
- А что если... Если Риха вдруг...
- Типун тебе на язык! Рихард здоровее многих, я искренне надеюсь, что он выкарабкается.
- А ты не подумал...
- О чем?
- А вдруг это был не несчастный случай? Вдруг кто-то... ну не знаю... что-то подлил ему в чай или выстрелил тогда, на сцене?
- Если твоя версия верна, то это может означать только две вещи. Первая - это был человек, которому наш Риха сильно чем-то насолил. А зная его характер и эгоистичность, это более вероятно.
- А вторая?
- А вторая - кто-то решил извести всех Раммов и теперь нас будут убирать по очереди.
- Знаешь, Тилль... у тебя всегда такие мысли... Но, черт возьми, это похоже на правду и я искренне надеюсь, что в этот раз ты ошибаешься.
- А я думаю о другом. Жаль, нельзя спросить у Круспе, что именно это было.
- Почему же нельзя? Одевайся, я помню, как ехать в больницу...
- Пауль, дурья твоя башка, Риха находится в палате интенсивной терапии и вход запрещен всем, кроме врача!
- Поехали, говорю, собирайся. Я прорвусь.
Через час, унылые и продрогшие до костей, Пауль и Тилль сидели в машине.
- Я же говорил тебе, что прорвусь!
- Говорил, но увидеть Рихарда в искусственной коме шок даже для меня.
*звонок*
- Алло, это кто? А, Шнай, привет. Это Тилль. Нет, Рихард в больнице. Что значит "уезжаем"? Куда?
*в трубке раздается взволнованный голос Шнайдера*
- Ясно. Предупредите Эму и валите на все четыре стороны. Предупредили? Отлично. Нет, мы с Паулем останемся тут. Ага, до встречи.
Тилль положил трубку и потряс головой.
- Ну Кристоф, за две минуты до смерти уболтал. Дядя Оливера предложил им закрытый частный концерт. Эта троица без нас не сможет, но они улетают через час.
- Но...
- Никаких "но". Мы остаемся. Должен же кто-то помогать гитаристу.
Через три дня напряженного ожидания в квартире, где жили Тилль и Пауль, раздался звонок. Тилль, исписавший за это время набросками песен две пачки бумаги, было обрадовался. И не напрасно:
- Алло, здравствуйте. Это Тилль Линдеманн?
- Да, это Тилль. Но кто вы?
- Я... Впрочем, неважно. Герр Круспе очнулся и просит, чтобы вы приехали.
- Фига се, - присвистнул Тилль. - Так быстро?
- Да, но он очень слаб и просит, нет, требует вас срочно к себе.
В трубке раздились шорох, шуршание, а следом голос гитариста:
- Тилль, умоляю! Мне очень надо... я... приезжай! хфф....хм...
Связь прервалась.
- Пауль, быстро! - на ходу натягивая куртку, рявкнул Тилль. - Риха очнулся, поехали!
После короткого разговора выходящий из здания Тилль вдруг резко и четко сказал:
- Мне все равно, какие у тебя планы. Ты поможешь мне.
- Тилль, но...
- Никаких "но"!!!
***
Внезапно раздавшийся звонок заставил Рихарда открыть глаза. Но, едва начав подниматься, он звезданулся башкой об что-то низкое и подумал, что лучше бы еще полежать.
Но звонок звенел и звенел. Риха с усилием открыл глаза и увидел в сантиметрах пяти-шести над головой потолок.
Оглянувшись и увидев кучу цветов и ленту с надписью "Doch seine Worte frisst der Wind" он сделал вывод, что лежит в гробу.
- Так, Рих, успокойся и не паникуй, - медленно сказал он самому себе, - кроме самого себя тебе никто сейчас не поможет.
И тут он вспомнил про звонок. Судорожно изогнувшись, Риша с невероятной скоростью начал искать телефон.
- Господи, пусть тут будет сеть, пожалуйста... - молил живой труп, набирая дрожащими пальцами отлично знакомый номер.
- Тилль! Тиллюха, это ты?!
- Рих, во первых - не ори так, а? Ночь на дворе. А во вторых... Ну как ты? Мы приедем завтра в больницу, а пока спи.
- ТИЛЛЬ, ВСЯ ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО Я НЕ В БОЛЬНИЦЕ!!!
- Бля, а где ты ночью шатаешься?
- Тилль... Я, кажется, в гробу...
Фронтмен сильно удивился. Гитарист и раньше любил глупые, а подчас и опасные приколы, но это было уже чересчур.
- Рихард, твои глупые шуточки...
- Я не шучу, клянусь! Тилль, помоги!!!
- Ладно, - медленно сказаль Тилль, - я сейчас засеку местоположение телефона. Но если ты опять пошутил, тебе не жить, понял?
- Понял, только давай быстрее, тут очень холодно!
- Риха, слышишь меня? НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ВЫКЛЮЧАЙ ТЕЛЕФОН.
- Хорошо.
Тилль нехотя встал и пошел к компьютеру. По дороге, шлепнув Пауля полотенцем, подобранным в кресле, он громко сказал:
- Пауль, вставай!
- Ну что еще? - сонным голосом и так и не открыв глаза, пробурчал Пауль, поднимаясь. - Я обещал тебе помогать, но не ночью...
- Давай, ищи местоположение по сигналу, едем выкапывать дурака Рихарда. Влез в историю, однако...
- ЧТООО?!
- Все потом. Действовать надо быстро.
Пауль запустил программу. Красная точка пеленгатора мигала и впрямь на кладбище.
- Это значит, что он не пошутил... - тихо, но отчетливо прошептал Тилль, - Поехали!
- Стой, Тилль, ты же не думаешь, что мы найдем его сами на гигантском месте захоронений? Я, пожалуй, возьму ноутбук и модем.
- Вот видишь, можешь быть полезным, когда хочешь.
Через полчаса второй гитарист и фронтмен были на месте. Вглядываясь в темноту, Пауль жалобно попросил:
- Тилль... Давай, ты меня за руку будешь держать...
- Зачем? - удивился Тилль, - ты что, маленький?
- Нет... я... я темноты боюсь...
Открыв ноутбук, ребята снова увидели красную мигающую точку. На огромном пространстве. Но это был Рихард, и надо было срочно его найти.
- Так, - сказал Тиллюха, - Кроме нас, ни нам, ни ему никто не поможет. Оперативно действовать мы умеем. Смотри - немного севернее отсюда есть дорога, а "могила" Рихарда - прямо у этой дороги. Пошли.
Пробираясь сквозь колючие кусты, Пауль всерьез подумал, что надо было захватить огнемет. Но у Тилля с собой была большая спортивная сумка, а зная его, можно было предположить, что кроме лопаты он взял еще много чего.
Вот, наконец, могила. Она была совсем свежей. Без лишних слов Тилль достал из сумки две лопаты и, кинув одну Паулю, сам принялся с остервенением копать.
Пауль, подошедший теперь вплотную к могиле, тоже начал было копать, но был остановлен окликом Тилля:
- Нет. Не сейчас. Твоя очередь будет, когда я устану.
Но получилось так, что ему даже не пришлось начинать. Едва сделав пару движений лопатой, Тилль нащупал ею что-то твердое.
- Нет... - бормотал он самому себе, - Тогда тут руками только...
Отбросив лопату в сторону, фронтмен начал быстро копать руками. Вот и крышка гроба. Застывший, неподвижный Рихард. Но через мгновение он начал сильно бить руками и ногами в крышку гроба и что-то кричать. Но крика было не слышно, и от этого создавалось жуткое зрелище.
Особо не церемонясь, Тилль со всей силы долбанул ногой по крышке. Пошли трещины. Еще раз - крышка поддалась и лопнула. Моментально выскочивший Риха обнял спасителя.
- Тихо! - внезапно прошептал Тилль, - Пауль, быстро, сюда. И сумку возьми.
- Что... что случилось? - недоумевал гитарист, - Тилль, поехали отсюда, мне очень холодно...
- Тихо! - на этот раз громче сказал Линдеманн и, отстраняясь от объятий Рихи, оглянулся, - Там был кто-то, только что...
Так как оба гитариста смотрели туда, куда показывал Тилль, никто не заметил приближающейся сзади опасности.
Это было трое людей, одетых в маски и держащих в руках куски арматуры. У Риши тоже был отличный слух, поэтому, когда под ногой одного из нападавших еле слышно хрустнула ветка, он обернулся.
Но было уже поздно. Крепкие удары обрушились на головы музыкантов и свет померк.
***
Когда Тилль открыл глаза, он увидел незнакомую комнату и привязанных к соседним стульям гитаристов. Через секунду он осознал, что и сам привязан.
Но видимо похитители не знали о нечеловечесткой силе герра Линдеманна. Он, разорвав веревки крайне легко, быстро встал и тихо-тихо подошел к Рихарду и Паулю.
- Ребята, вы как? - прошептал он, - вы живы?
Рихард поднял голову и открыл глаза. Вместе с глазами моментально открылся рот, но рука Тилля этому старательно препятствовала.
- Молчи, дурак, молчи! - шипел Линдеманн, выпутывая ничего не понимавшего Риху из веревок, - надо вести себя как можно тише...
Поднявший голову Пауль сразу понял, что задавать какие-либо вопросы в этой ситуации не надо и просто молча ждал, когда Тилль развяжет и его.
Когда все были развязаны, Тилль молча подошел к окну и, поняв, что во дворе никого нет, быстрым движением и почти бесшумно выбил его. Рама вылетела целиком и упала где-то внизу.
- Хорошая новость, - не повышая тона, сказал фронтмен, - Мы на первом этаже.
Вдруг за дверью раздались шаги. Тилль быстро выпихнул гитаристов в окно, затем прыгнул сам.
- Тилль! Смотри куда прыгаешь! - пробурчал Рихард, - Ты так мне все кости переломаешь!
- Отползти мог. Все, молчи. Ребят, давайте, поползли к лесу.
Благо - лес был недалеко. Быстро двигая коленями и локтями, половина Rammstein поползла к лесополосе.
- Я конечно сомневаюсь, - прерывающимся шепотом начал Тилль, - но кажется, мы в России.
- Почему ты так думаешь? - моментально откликнулся Риха, решивший сегодня не злить Тилля.
- Правильный вопрос. Посмотри вокруг, Рихард. Такие березы могут быть только в России. И неужели ты не заметил, что в доме, откуда мы только что удрапали, говорили на русском языке?
- Есть одно "но". Тилль, сейчас надо думать не о местонахождении, а о том, как мы сюда попали и как отсюда выбраться! - заметил Пауль.
Сразу за небольшим участком берез было шоссе. Рихард, пролежавший к тому же полночи в сырой могиле, предложил:
- Давайте попросим у кого-нибудь денег на еду...
Но Тилль, оглядываясь, искал совсем не приближающуюся машину. Через пару минут он заметил то, что отчаянно высматривал.
- Все ясно, - сказал Линдеманн, - Мы почти в Москве.
- Как ты узнал?
Но фронтмену уже надоели глупые вопросы гитариста. Ухватив его, Тилль развернулся и указал рукой на табличку.
- Читай!
- Москва... - опасливо начал Риха, - Тридцать пять километров...
- Мы на трассе Москва - Тамбов. Предлагаю доехать до какого-либо из городов, заработать денег, а потом рвануть в Москву.
- Тилль, Риха ведь не знает...
- А, да, - опомнился Тилль, - Рихард, в Москве нас ждет вторая половина группы. Мы должны были, когда ты придешь в норму, вылететь туда, но все пошло не по плану.
Внезапно из-за горизонта вырулил автобус. Тилль открыл свою гигантскую сумку и вытащил кошелек.
- Я, однако, предусмотрел все варианты, - под недоуменное молчание гитаристов заявил Линдеманн, - и теперь нам это здорово пригодится.
Они вместе сели в подъехавший автобус и отправились в столицу...
***
Тем временем Кристоф, Флака и Оливер приехали на квартиру дяди Оливера.
- Извините, герр...
- Крис Ридель.
- Извините, герр Ридель, но наш гитарист Рихард попал в больницу, а фронтмен Тилль и второй гитарист Пауль остались с ним. Они скоро прилетят.
- Да, но концерт через неделю и...
- Они успеют. У Рихарда незначительная травма, он скоро придет в себя.
- Тогда хорошо. Вот ваши комнаты, - повел рукой Крис, - располагайтесь, чувствуйте себя как дома.
***
А троица, попавшая в переделку, уже была в Москве. Выйдя из автобуса и оглянувшись, Тилль приказал:
- Так, Рихард, у тебя телефон остался?
- Да, конечно, держи, - сунул Риха в руку Тилля мобильник.
Набрав номер, Тилль начал нетерпеливо мерить шагами небольшое пространство. Секунды текли томительно.
- Ну наконец-то! - почти закричал он, - Сколько можно говорить, отключай беззвучный режим днем!
В трубке раздался недовольный голос. Риха, моментально узнавший его, наклонился к паулю и прошептал:
- Это Эму. И он чем-то недоволен.
После того, как Тилль отдал телефон хозяину, стала ясна причина беспокойства Эму. Оказывается, он, приехав на квартиру-студию, никого там не обнаружил. Проснувшись на следующий день, он сутки просидел в помещении,но никто так и не пришел.
- А потом мы попали в плен, - довершил Тилль, - Зачем было так орать? Я чуть не оглох.
После минутной паузы Рих осторожно спросил:
- И куда теперь? К ребятам?
- Пожалуй, надо бы. Но я плохо ориентирусь в Москве.
- Зато я хорошо, - подал голос Пауль, - Я жил здесь около года.
Подъехало такси. Тилль пошел к машине. Через минуту он позвал ребят:
- Рих, Пауль, идите сюда. Поехали!
Гитаристы и фронтмен залезли в машину. Пауль назвал адрес.
***
- Черт, - кипятился тем временем Крис, - осталось всего три дня! Где застряла половина группы?
- Дядя, не волнуйся, - спокойно сказал Оливер, - с ними все хорошо. Мы отлично знаем Тилля, если Рих и Пауль с ним, то они выберутся из любой западни.
- Да, и кстати, - добавил Кристоф, - Звонил Тилль. Они скоро будут.
***
Вот, наконец, трехэтажный особняк герра Риделя. Выбравшись из машины, Риха потянулся и чуть не упал - свело мышцы. Вылезший следом Пауль споткнулся об отставленную ногу Рихарда и рухнул вместе с ним в траву.
- Эй, поаккуратнее! - возмутился соло-гитарист, - Еще не хватало сломать что-нибудь перед концертом!
К дому вела широкая дорога, вымощенная бордюром. Тилль, ничего не боясь, подошел к двери и нажал на звонок. Пауль, опасливо озираясь по сторонам, прошептал:
- Надеюсь, что сейчас точно все будет нормально. Я уже устал от бешеных приключений за эту неделю.
- Тихо, - прикрикнул Тилль, - здравствуйте, Крис, это Тилль, Пауль и Рихард, мы добрались.
...Когда троица, вся грязная и дрожащая, вошла в гостиную, воцарилась тишина. Через пару минут молчание затянулось и Шнайдер решил его нарушить:
- Хм... Салют, ребята, где вы пропадали?
- Мы были в Берлине, на студии, с Эму, - отмер Тилль, - немного опоздали, но прилетели.
- Ага, конечно, в Берлине вы были! - раздался голос и в гостиную вошел Фиалик, - черта с два, я ждал вас там и думал, что мы вылетим вместе!
Ребята молча отвели взгляд. Они не знали, почему, но никто не хотел рассказывать остальным о том, что произошло.
***
Но вот и день концерта. Они снова в своей жизни.
"Haifisch". Вот и лодка с Флакой поплыла над морем рук. Рихард подошел к Паулю. Через секунду к ним присоединился Тилль.
- Вот и еще одно совместное воспоминание, - тихо сказал Тилль, - мы долго это не забудем, правда, ребята?


@музыка: Rammstein - Roter Sand